Статьи

Посттравматический синдром 

Человек умеет приспосабливаться к различным обстоятельствам; с изменением  нашей жизни меняемся и мы сами. Происходящие в нас перемены помогают выжить, в какие бы условия мы ни попали. Однако некоторые события, особенно растянувшиеся по времени, способны стать причиной серьезного расстройства психики, известного под названием «посттравматический  синдром» (ПТС).

Говоря о посттравматическом синдроме, мы имеем в виду, что человек пережил одно или несколько травмирующих событий, которые глубоко затронули его психику. Эти события так резко отличаются от всего предыдущего опыта или причиняли настолько сильные страдания, что человек ответил на них бурной отрицательной реакцией. Нормальная психика в такой ситуации естественно стремится смягчить дискомфорт: человек, переживший подобную реакцию, коренным образом меняет свое отношение к окружающему миру, чтобы жить стало хоть немного легче.

Если травма была сравнительно небольшой, то повышенная тревожность и другие симптомы синдрома постепенно пройдут в течение нескольких часов, дней или недель. Если же травма была сильной, или травмирующие события повторялись многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы.

Другая сторона посттравматического синдрома относится к внутреннему миру личности и связана с реакцией человека на пережитые события. Все мы реагируем по-разному: трагическое происшествие может нанести тяжелую травму одному и почти не затронет психику другого. Очень важно также, в какой момент происходит событие: один и тот  же человек в разное время может реагировать по-разному.

В то же время человек стремиться думать, чувствовать и действовать так, чтобы избежать тяжелых воспоминаний. Подобно тому, как мы приобретаем иммунитет к определенной болезни, наша психика вырабатывает особый механизм для защиты от болезненных переживаний. Когда этого не происходит и человеку не удается, по тем или иным причинам, найти способ разрядить внутреннее напряжение, его тело и психика находят способ как-то примениться к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического синдрома, симптомы которого в комплексе выглядят как психическое отклонение, хотя на самом деле являются всего лишь глубоко укоренившимся способом поведения, связанным с экстремальными событиями в прошлом.

При ПТС наблюдаются следующие клинические симптомы:

  • Немотивированная бдительность. Человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность.
  • Взрывная реакция. При малейшей неожиданности человек делает стремительные движения (бросается на землю при звуке низко пролетающего вертолета, резко оборачивается и принимает боевую позу, когда кто-то приближается к нему из-за спины).
  • Притупленность эмоций. Бывает, что человек полностью или частично утратил способность к эмоциональным проявлениям. Ему трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность
  • Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, иногда встречается психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.
  • Нарушения памяти и концентрации внимания. Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить
  • Депрессия. В состоянии посттравматического синдрома человеку кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству сопутствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни.
  • Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).
  • Приступы ярости. Такие приступы чаще возникают под действием наркотических веществ, особенно алкоголя, однако случаются и сами по себе.
  • Склонность к злоупотреблению наркотическими и лекарственными веществами.
  • Непрошеные воспоминания. Пожалуй, это наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии ПТС. В памяти пациента внезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования. Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся в то время, т.е. во время травмирующего события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из той поры. Яркие образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный синдром.

Непрошеные воспоминания, приходящие во сне, называют ночными кошмарами. Сны такого рода бывают, как правило, двух типов: первые, с точностью видеозаписи, передают травмирующее событие так, как оно запечатлелось в памяти пережившего его человека; во снах второго типа обстановка и персонажи могут быть совершенно иными, но по крайней мере некоторые из элементов (лицо, ситуация, ощущение) подобны тем, которые имели место в травмирующем событии. Человек пробуждается от такого сна совершенно разбитым; его мышцы напряжены, он весь в поту. В медицинской литературе ночное потение иногда рассматривают как самостоятельный симптом, на том основании, что многие пациенты просыпаются мокрыми от пота, но не помнят, что им снилось

  • Галлюцинаторные переживания. Это особая разновидность непрошеных воспоминаний о травмирующих событиях с той разницей, что при галлюцинаторном переживании память о случившемся выступает настолько ярко, что события текущего момента как бы отходят на второй план и кажутся менее реальными, чем воспоминания. В этом «галлюцинаторном», отрешенном состоянии человек ведет себя так, словно он снова переживает прошлое травмирующее событие; он действует, думает и чувствует так же, как в тот момент, когда ему пришлось спасать свою жизнь.

Галлюцинаторные переживания свойственны не всем пациентам: это всего лишь разновидность непрошеных воспоминаний, для которых характерна особая яркость и болезненность. Они чаще возникают под влиянием наркотических веществ, в частности алкоголя, однако галлюцинаторные переживания могут появиться у человека и в трезвом состоянии, а также у того, кто никогда не употребляет наркотических веществ

  • Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Когда человека посещают ночные кошмары, если человек боится заснуть и вновь увидеть это. Регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину  посттравматического синдрома. Бессонница также бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также непроходящим чувством физической или душевной боли
  • Мысли о самоубийстве. Пациент постоянно думает о самоубийстве или планируеткакие-либо действия, которые в конечном итоге должны привести его к смерти.
  • Вина выжившего. Чувство вины из-за того, что выжил в тяжелых испытаниях, стоивших жизни другим, нередко присуще тем, кто страдает от эмоциональной глухоты (неспособности пережить радость, любовь, сострадание и т.д.) со времени травмирующих событий. Многие жертвы ПТС готовы на что угодно, лишь бы избежать напоминания о трагедии, о гибели товарищей.

Картина психического состояния и поведения человека, которая получила название синдром посттравматического синдрома, описывает определенный способ существования в этом мире. Традиционный подход – предоставление пациентам с ПТС возможности участвовать в разного рода адаптационных программах – не решает проблемы, поскольку основная направленность всех этих программ заключается не в стремлении помочь человеку избавиться от психологической проблемы, а в попытке привести его изменившиеся представления об окружающей действительности к нормам, принятым в данном обществе.

К сожалению, многие врачи забывают тот факт, что истинное физическое и душевное здоровье состоит не в том, чтобы соответствовать социальным нормам и стандартам, а в том, чтобы прийти к согласию с самим собой и реальными фактами своей жизни. Если сегодня на обстоятельства жизни большое влияние оказывают волнующие воспоминания, поведение, образ мыслей и чувств, пришедшие в наследство из прошлого, очень важно честно признать их существование, даже если кому-то это покажется «ненормальным».

По материалам сайта «Мир психологии»

 

Фрагмент интервью Ж.А.Миллера

Жак-Ален Миллер (Jacques-Alain Miller) – психоаналитик, ученик Жака Лакана (Jacques Lacan), основатель Всемирной психоаналитической ассоциации.

Psychologies: Открывает ли нам психоанализ что-то новое о сущности любви?

Жак-Ален Миллер: Да, многое, поскольку в анализе именно любовь оказывается его движущей силой. Я имею в виду то непроизвольное чувство, которое пациент испытывает к своему аналитику, – так называемый перенос. Это, конечно, не настоящая любовь, но у нее те же механизмы, и они выявляются на сеансах психоанализа: мы испытываем любовь к тому, кто, как нам кажется, понимает, кто мы есть на самом деле.

И как это, любить по-настоящему?

Любить по-настоящему – это верить в то, что, любя кого-то, мы познаем правду о себе. Мы любим того или ту, кто таит в себе ответ (или один из ответов) на наш вопрос: «Кто я?»

Почему одни люди умеют любить, а другие – нет?

Некоторые мужчины и женщины умеют вызывать к себе любовь: они знают, на какие «кнопки» надо нажать, чтобы их полюбили. Но сами они при этом вовсе не обязательно влюбляются, скорее играют в кошки-мышки со своей добычей. Чтобы любить, нужно признать, что твоя жизнь не полна, что тебе нужен другой человек, что тебе не хватает его. Те, кто считает, что они самодостаточны и могут быть совершенно одни, просто не умеют любить – им не знакомы ни риски ее, ни наслаждения. Иногда они сами это отмечают в себе и страдают от этого.

«Полнота жизни в одиночестве» – такое может себе вообразить только мужчина…

Именно! Как говорил Жак Лакан, любить – это отдавать другому то, чего у тебя нет*. Иначе говоря, признавать, что тебе чего-то не хватает, и это «что-то» отдавать другому, «размещать в другом». Это не значит отдавать ему то, чем ты владеешь, – вещи или подарки; это значит отдавать то, чем ты не владеешь, что-то, что за пределами тебя самого. А для этого надо признать свою неполноту, «кастрацию», как говорил Фрейд. А это, по существу, свойственно женщине. И в этом смысле по-настоящему можно любить только с позиции женщины. Любовь феминизирует. Вот почему влюбленный мужчина всегда немного смешон. Но если он этого смущается, боится показаться нелепым, это значит, что на самом деле он не слишком уверен в своей мужской силе.

В таком случае мужчинам любить труднее?

О да! Даже влюбленный мужчина может испытывать приступы ущемленного самолюбия, проявлять внезапные вспышки агрессии по отношению к объекту своей любви, поскольку эта любовь делает его «ущербным», зависимым. Вот почему его может тянуть к женщинам, которых он не любит: таким образом он вновь оказывается в позиции силы, от которой в любовных отношениях он отчасти отходит. Об этом писал Фрейд, говоря о расщеплении любовной жизни у мужчины на любовь и сексуальное желание .

А как у женщин?

Им свойственно раздвоение в восприятии мужчины-партнера. С одной стороны, он – любовник, доставляющий наслаждение, они испытывают к нему влечение. Но он также и мужчина любящий, феминизированный этим чувством, по существу, кастрированный. Все больше женщин предпочитают мужскую позицию: один мужчина, дома, – для любви, другие – для физического наслаждения.

«МЫ ЛЮБИМ ЛИБО ТОГО, КТО НАС ЗАЩИЩАЕТ, — КАК НЕКОГДА РЕБЕНКА ЗАЩИЩАЛА МАТЬ, — ЛИБО НАРЦИССИЧЕСКИЙ ОБРАЗ САМИХ СЕБЯ».

Почему таких женщин становится все больше?

Представления о социальной роли мужчины и женщины вообще постоянно меняются, и это резко контрастирует с незыблемостью прежних времен. Для мужчин становится нормой проявление эмоций, любви, феминизация. Для женщин, наоборот, в какой-то мере характерен «сдвиг» в сторону мужского. «Любовь становится текучей субстанцией», – отмечает социолог Зигмунт Бауман . Каждому из нас приходится придумывать собственный стиль жизни, находить свой способ любить и получать удовольствие.

«Любовь всегда взаимна», – говорил Лакан. Верно ли это и в наше время? И что это значит?

Эту фразу часто повторяют, не понимая ее смысла. Это вовсе не значит, что достаточно полюбить кого-то, чтобы в ответ полюбили и нас. Это значит: «Раз я тебя люблю, ты тоже участвуешь в этом, поскольку в тебе есть что-то, что вызывает во мне любовь к тебе. Это взаимное чувство, потому что есть движение в обе стороны: любовь, которую я к тебе испытываю, возникает в ответ на повод для любви, который есть в тебе. Мое чувство к тебе – не только мое дело, но и твое тоже. Моя любовь говорит о тебе что-то, чего, быть может, ты сам не знаешь».

Почему мы выбираем именно Его или Ее? Ведь это не случайно?

Существует то, что Фрейд называл условием любви, причиной желания. Это определенная черта (или их совокупность), которая для данного человека определяет его любовный выбор. Порой важны едва уловимые вещи. Например, такой причиной любви у одного из пациентов Фрейда стал луч солнца, падавший на нос увиденной им женщины!
Трудно поверить, что любовь рождается из подобных мелочей!
То, как в реальности функционирует наше бессознательное, превосходит любой вымысел. Вы даже не представляете, сколько всего в нашей жизни (и особенно в любви) строится на мелочах, на «божественных пустяках». Действительно, особенно у мужчин мы чаще находим подобные «причины любви», необходимые, чтобы запустить любовный механизм. У женщин в их выборе тоже играют роль детали, которые напоминают им об отце, матери, брате, сестре, о ком-то из детства. И все же женская форма любви скорее ближе к эротомании, чем к фетишизму: женщине важно быть любимой. Интерес к ней другого (или предполагаемый) часто является необходимым условием, чтобы вызвать ее любовь или по меньшей мере согласие на близость.

А как же эротические фантазии?

Фантазии женщины, осознанные или неосознанные, скорее определяют не выбор партнера, а то, от чего она будет получать сексуальное удовольствие. У мужчин все наоборот. Их фантазии хорошо иллюстрируют истории «любви с первого взгляда». Лакан приводил пример из романа Гете «Страдания юного Вертера»: герой влюбляется в Шарлотту при первой же встрече, увидев, как она кормит окруживших ее маленьких детей. Тут проявление материнских качеств женщины немедленно вызывает любовь. Другой случай – из моей практики: 50-летний директор подбирает себе секретаря, среди кандидатов возникает 20-летняя женщина, и он немедленно признается ей в любви. Позже, во время сеанса анализа, он обнаружил, что послужило пусковым механизмом: в ее поведении он заметил то, что напомнило ему его собственное первое собеседование при поступлении на работу в возрасте 20 лет. Выходит, что он в каком-то смысле влюбился в самого себя. В этих примерах мы находим два вида любви, отмеченные Фрейдом: мы любим либо того, кто нас защищает (в данном случае мать), либо нарциссический образ самих себя.

«КАЖДОМУ ИЗ ЛЮБЯЩИХ СУЖДЕНО ВЕЧНО ПОСТИГАТЬ ЯЗЫК ДРУГОГО, НА ОЩУПЬ ПОДБИРАЯ КЛЮЧИ К ПОСТОЯННО МЕНЯЮЩЕМУСЯ ЗАМКУ».

Такое впечатление, что мы просто марионетки!

Нет, ничто не прописано заранее в отношениях отдельно взятых мужчины и женщины, нет никакого путеводителя, никаких предварительных установок. Их встреча не запрограммирована, как встреча сперматозоида и яйцеклетки. Мужчины и женщины разговаривают, они живут в пространстве слов, и именно это оказывается определяющим. Особенности любви сильно зависят и от культурного контекста. Каждая цивилизация по-своему структурирует отношения между полами. Вот сейчас мы наблюдаем, как на Западе происходит процесс вытеснения «единственного» «множественным». Идеальная модель «великой любви на всю жизнь» понемногу уступает место отношениям «на скорую руку» и разнообразным любовным сценариям: альтернативным, последовательным и одновременным.
А как же вечная любовь?

Бальзак писал в «Человеческой комедии», что любая страсть, которая не воспринимается как вечная, гнусна. Но разве можно испытывать в любовных отношениях накал страсти на протяжении всей жизни? Чем больше мужчина посвящает себя одной женщине, тем вероятнее, что она со временем приобретет для него материнский статус: чем больше он ее любит, тем больше обожествляет, воздвигает на пьедестал. А когда женщина привязывается к одному-единственному мужчине, она его «кастрирует». Поэтому и получается, что путь идеальных отношений весьма узок. Аристотель, например, считал, что лучшее продолжение супружеской любви – это дружба.

Но проблема в том, что мужчины, по их признанию, не понимают, чего хотят женщины; а женщины не понимают, чего от них ждут мужчины.

Да. Реализовать модель Аристотеля мешает то, что диалог между противоположными полами невозможен: каждый из любящих по сути обречен вечно постигать язык партнера, действуя на ощупь, подбирая ключи к замку, который постоянно меняется. Любовь – это лабиринт недоразумений, выхода из которого не существует.

За 25 веков своего существования философская наука очень мало размышляла о сексе*. Зато психоанализ, история которого насчитывает чуть больше ста лет, восполнил этот пробел. Наблюдая за своими пациентами, я узнал, что любой человек, едва у него появляется возможность говорить свободно, говорит только о сексе: о любви и о выборе партнера, о желании и о наслаждении. По правде сказать, пациент, лежащий на кушетке аналитика, может рассуждать о чем угодно: о математике или живописи, об астрологии или философии. Но чем бы он ни говорил, аналитик всегда спрашивает себя: «А что кроется за этими рассуждениями?» И оказывается, за словами пациента всегда скрыты три главных вопроса, на которые он стремится найти ответ. Что значит быть мужчиной? Что значит быть женщиной? И что значит быть мужчиной для женщины или женщиной для мужчины?

« ЕДИНСТВЕННОЙ ВЕРНОЙ ДЛЯ ВСЕХ ЛЮДЕЙ ФОРМУЛЫ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ПОЛАМИ В НАШЕЙ ПСИХИКЕ ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ».

Так почему же главный вопрос сводится именно к сексуальности? Потому что в нашей психике отсутствует единственная, верная для всех людей формула любви и отношений между полами. Все мы имеем только биологическую «формулу продолжения рода»: сперматозоид находится в определенных отношениях с яйцеклеткой, в результате которых возникает нечто третье (женщина беременеет). Однако легко заметить, что мужчина – не сперматозоид, а женщина – не яйцеклетка. Разница состоит в том, что женщина и мужчина мыслят, чувствуют, говорят. Иными словами, они обладают психикой. Благодаря Фрейду и открытому им Эдипову комплексу мы знаем, что отношения между родителями являются образцом для нашей будущей сексуальности. Но лишь образцом, а не заданной раз и навсегда программой. Поэтому, вырастая, мы испытываем растерянность, не зная, что нам со своей сексуальной стороной делать. Порой мужчины и женщины мне кажутся погруженными в хаос, поскольку формулы любви и сексуальных отношений у них нет. И именно поэтому, как показывает психоанализ, когда с пациента спадает груз всех правил, которые его ограничивают, когда исчезает гнет конформизма и необходимость соблюдать приличия, когда его речь получает возможность течь свободно, он начинает размышлять о самом главном и самом непонятном: о сексе, о любви, о желании, о наслаждении. О том, как они вплетаются в отношения с человеком иного пола. И так он изобретает собственные отношения, выводит собственную формулу любви.

http://www.liveinternet.ru/users/i_66/post122930877/

 

Выдержки из книги Отто и Мириам Эренбергов «Лабиринты психотерапии: обращаться или не обращаться? (Руководство для клиентов
Оригинал: Otto Ehrenberg & Miriam Ehrenberg. The Psychotherapy Maze: A Consumer’s Guide to Getting Ins and Outs of Therapy

 

Цели и ожидания

Психотерапия может обогатить Вашу жизнь. Она может стать восхитительным приключением. Однако, как и любое путешествие, которое Вы собираетесь предпринять, она несет в себе элемент неизведанности. Вы должны быть готовы, что перед Вами оживут, казалось бы, забытые события Вашей жизни, Вам придется работать, даже если кажется, что Вы застряли и нет признаков улучшения, Вам предстоит вытерпеть трудности, начиная жить по-новому. Психотерапия требует времени, усилий и смелости.

Для того, чтобы избежать последующих разочарований, Вы должны решить для себя основной вопрос — что Вам нужно: чтобы о Вас заботились или чтобы Вас научили заботиться о себе? Не стоит надеяться на то, что психотерапия решит Ваши проблемы. Она не уберет трудностей из Вашей жизни, но поможет Вам достойно встретить их. Несправедливостей и неожиданных разочарований в будущем вам избежать не удастся. Однако чем более подготовленным, мудрым, гибким и свободным Вы станете, тем более богатой и интересной станет Ваша жизнь.

Кому из нас есть смысл пойти к психотерапевту?

Прежде всего, следует осознать, что ваше плохое эмоциональное самочувствие есть положительный признак. Люди, которые позволяют себе испытывать чувства, вместо того, чтобы блокировать или подавлять их, сделали первый шаг по направлению к психотерапии. Чем больше Вы осознаете свое страдание, чем явственнее для Вас невозможность оставаться в своем нынешнем положении, тем сильнее будет Ваше желание что-то изменить в своей судьбе.

Начать психотерапию не так-то легко. Начать — значит выделить время, начать планировать новую деятельность, подвергнуться незнакомым переживаниям, и, что немаловажно, решиться на финансовые жертвы. Если Вас начнут одолевать сомнения, может возникнуть искушение отложить психотерапию до того, когда состояние станет совсем уж невыносимым. Но промедлив, вы упускаете преимущество, тогда Вы потеряете свободу выбора, у Вас не будет возможности оглядеться в поисках наиболее подходящего варианта, Вы рискуете попасть к первому же, кто попадется на вашем пути, в стремлении немедленно облегчить свое состояние. Чем более Вы медлите в своем разочаровании, тем более ослабляются Ваши способности работать в процессе психотерапии. Нарастающие проблемы становятся слишком тяжелыми для того, чтобы их разрешить.

Начать терапию становится легче, когда Вы яснее представляете то, что Вы хотите. Не робейте, когда встречаетесь с психотерапевтами. Помните, что хотя он является профессионалом, а Вы клиентом, но Вы именно тот, кто покупает его услуги. У Вас есть не только право спрашивать обо всем, но и обязанность перед собой получить то, что вы хотите. Пусть Вас не беспокоит то, какое впечатление Вы окажете на психотерапевта. Значительно важнее то, каким он покажется Вам. Если у Вас возникают какие-либо смущения, возможно еще раз оглядеться в поисках правильного специалиста. Если же Ваш выбор окажется неудачным, это не может стать чем-то, что связывает Вас. Вы всегда можете прекратить курс и попробовать еще раз.

Как найти правильного психотерапевта

Большинство людей, приступающих к психотерапии, по настоящему не выбирают, а обращаются по первому попавшемуся адресу. Однако, чем более избирательнее будете Вы в своих поисках хорошего специалиста, тем выше шансы, что психотерапия будет действительно хорошей. Ваш психотерапевт должен быть специалистом, получившим специальную подготовку, особенно в области теории личности, обладать опытом проведения терапии, пройти психотерапию сам и быть целостной, ответственной, отзывчивой личностью. Диплом на стене или научная степень еще не гарантируют того, что терапевт отвечает этим, казалось бы очевидным требованиям. Поэтому Вам следует приглядеться к своему будущему психотерапевту внимательнее.

Подготовка и дипломы не являются достаточным залогом успешности психотерапии. От специалиста требуются определенный набор личностных характеристик, которые позволят ему работать с вами в атмосфере взаимного уважения. У психотерапевта должна быть возможность не только понимать Вас и Ваши проблемы, но и общаться с Вами в той манере, которая Вас устраивает. Если Вы не чувствуете себя комфортно вместе с терапевтом, не следует начинать процесса психотерапии. Вам требуется такой терапевт, которому будет легко высказать все, что Вы думаете и чувствуете, которому Вам будет легко задавать вопросы. Вы должны наслаждаться обществом психотерапевта и ощущать, что это взаимно. Вам нужен терапевт, который будет действительно интересоваться, кем Вы являетесь и не подгонять Вас под ту или иную теорию. Психотерапевт должен общаться с Вами в уважительной манере и не бояться Ваших чувств. Он не должен быть поспешен в своих суждениях о Вас. Если ему придется противоречить Вам это не должно выглядеть враждебно, завистливо или саркастично. Терапевт должен выражать свои чувства и быть заинтересован тем, что Вы говорите, а не прятаться за маской «объективной отстраненности». Он должен реагировать естественно и у него должно быть чувство юмора. Он должен признавать собственные ошибки, а не отрицать их, претендуя на совершенство.

В психотерапевтических отношениях существенно возрастает возможность эксплуатации клиента. Вы должны быть настороже и можете почувствовать это в процессе терапии. Знаками этого являются самоуверенность терапевта, использование специфического жаргона, быстрые интерпретации, самолюбование. Показное сверх-дружелюбие также может быть признаком того, что психотерапевт использует Вас для удовлетворения своей потребности в восхищении или интимных отношений. Слишком формальная и холодная позиция может быть показателем неуверенности в себе или недостаточной возможности установления эффективного контакта. Важным фактором является, чтобы сам терапевт пережил опыт психотерапии. Для того, чтобы научиться психотерапии, недостаточно одних учебников. Пройдя через психотерапию, специалист обогащает свои возможности понимания других, осознает собственные пределы, страхи и то, как он блокирует собственное развитие.

Первая встреча и первые впечатления

Целью первой встречи для Вас и психотерапевта является установление желательности работать вместе. Это еще не начало психотерапии. «Первая встреча» может не ограничиться одним визитом. Условно так называется период, за который Вы решаете, что этот терапевт Вам подходит.

С Вашей стороны будет ошибкой, если Вы решите, что задача выполнена, когда Вы пришли в кабинет и просто сели, предоставив психотерапевту инициативу. Вашей задачей является, чтобы психотерапевт понял, что происходит с Вами, и чего Вы ждете от психотерапии. Кроме этого Ваша задача оценить терапевта и понять свои чувства относительно перспектив совместной работы с ним. Наконец, Вашей последней задачей является понять, как Вас воспринимает терапевт, что он может Вам предложить и насколько это приемлемо для Вас.

В процессе обсуждения проблем начинает формироваться Ваше отношение к терапевту. Можно прислушаться к своим чувствам. Ощущаете ли Вы, что этот человек может Вам помочь? Есть ли у Вас симпатия к нему? Взаимна ли она? Уважает ли терапевт Ваше право задавать вопросы или начинает занимать позицию «сверху вниз»? Получаете ли вы удовлетворяющие Вас ответы? Верите ли Вы в то, что терапевт говорит с Вами искренне или он старается поразить Вас профессиональным жаргоном, форсирует дружбу или обещает быстрое «исцеление»? Не бойтесь довериться своим впечатлениям, Ваши чувства будут лучшим советником. Если Вы чувствуете, что терапевт является открытой, заботящейся, ответственной и понимающей личностью, скорее всего так оно и окажется. Если психотерапевт резок, холоден и неуважителен, это подтвердится и в дальнейшем.

Что такое психотерапевтический процесс

Терапевтические встречи обычно начинаются с того, что Вы приносите материал, чтобы сделать предметом обсуждения. Это может быть все, о чем Вы думаете в настоящий момент — спор с водителем такси по дороге к психотерапевту, сон, приснившийся Вам прошлой ночью, чувства, которые Вы испытываете к своим близким или что-то оставшееся неразрешенным во время предыдущей встречи. О чем бы Вы ни говорили, Ваша задача быть честным и искренним, насколько это в Ваших силах. Постарайтесь не удерживать мысли и чувства из-за того, что Вам может стать стыдно, Вы должны разрешить своим чувствам быть открытыми для того, чтобы принять их и стать целостной личностью. Задача психотерапевта состоит в том, чтобы помочь Вам выразить себя, создав Вам условия для этого. В эти условия входит обеспечение Вашей открытости и возможности поделиться блокирующими Вас тревожными эмоциями.

Психотерапевт не просто сидит, он внимательно слушает и наблюдает, для того, чтобы поделиться с Вами своими суждениями о том, какие барьеры препятствуют Вам принять знание о себе. Зеркально повторяя что и как вы сказали, он может привести Вас к пониманию того, что привычно ускользает от Вас. Он обращает ваше внимание на те эмоциональные изменения, которые происходят с Вами при повествовании о том или ином событии. Он подмечает внезапные изменения Вашего поведения («Вы так оживились, рассказывая о своем отце, что Вы почувствовали потом?»). Он помогает Вам отследить непоследовательность Вашего поведения («В прошлый раз Вы были так оптимистичны, но сегодня необычно молчаливы. Что происходит с Вами?»). Психотерапевт помогает Вам установить взаимосвязь между Вашими чувствами и поведением («Смотрите, как крепко оказались сцеплены Ваши руки. Это началось, когда Вы заговорили о своей матери»). Психотерапевт постарается обратить Ваше внимание на то, что Вы не сделали или не сказали («В прошлый раз всю встречу Вы говорили о предстоящем разговоре с Вашим начальником, но сегодня не упомянули и словом об этом. Интересно, почему бы это»). Через подобное поддерживающее взаимодействие с психотерапевтом, через диалоги и споры, Вы научитесь новым способам извлекать опыт из событий Вашей жизни, Вам откроются новые перспективы и альтернативы решения Ваших проблем. Клиенты часто думают, что объяснение их поведения будет ответом на их проблемы. Тогда непонятно, почему терапевт поощряет их к работе, к поиску открытий в себе, когда ему заранее все известно.

Те внутренние реальности, с которыми трудно встретиться лицом к лицу, принимаются и осознаются постепенно. Принятие происходит через повторение одного и того же материала, через взгляд на проблему с разных точек зрения, через Ваш рост в терпимости себя и смелости принять новое знание о себе. Этот процесс, который называется «проработкой», часто оказывается трудным для клиента, и многие хотят поскорее прекратить заниматься этим. Их может обескуражить и разочаровать, что первый инсайт не привел к видимым изменениям и то, что большая часть этой тяжелой работы еще впереди. Психотерапевтический процесс можно сравнить с извилистой дорогой, на которой временами вы движетесь очень быстро, а иногда не наблюдается никаких признаков продвижения. Несомненно, будут периоды, когда психотерапия начнет раздражать Вас. Лучшим противоядием от этого является знание того, что это наступит. В этом случае продолжайте быть открытым и работайте со всеми проблемами в наиболее естественной для Вас манере.

Беседа

После первых встреч, когда основные проблемы уже обсуждены, некоторые клиенты внезапно обнаруживают, что не знают, о чем им говорить. Говорите о том, что Вам кажется в настоящий момент наиболее важным. Если Вас беспокоит сразу несколько вещей, то не старайтесь выбрать самую важную. Целью является установление более глубокого уровня понимания всей Вашей жизни. Это осознание может прийти через разговор обо всем, что значимо для Вас. Постарайтесь говорить о себе прямо, а не как о третьем лице. Чем более конкретным будет описание Вашего опыта, чем более оживленно будут проходить встречи, тем выше конечные перспективы понимания Вас.

Постарайтесь говорить о вещах так, как Вы о них думаете. Не наводите глянец на свои мысли, прежде чем представить их психотерапевту, не пытайтесь выразить их в вежливой форме. Пусть они придут так, как Вы их испытываете. Например, пусть Ваш терапевт знает, что «когда вы сидите с таким идиотским отсутствующим видом, мне хочется щелкнуть вас по носу», а не «у вас сегодня странный взгляд». Постарайтесь быть максимально открытым, не смущайтесь и не стыдитесь, что бы Вы ни сказали. Если Ваши чувства душат Вас, они должны быть извлечены наружу, для того, чтобы научиться справляться с ними. Чем больше Вы сможете высказать, тем меньше страхов Вы будете испытывать.

Прошлое или настоящее

Реконструкция событий Вашего прошлого может быть, хотя и не всегда, важным элементом терапии. Существует какая-то магическая убежденность в том, что если Вы только вспомните свое детство, Вы сразу найдете ключ ко всем проблемам сегодняшнего дня. Важны не события сами по себе, а тот смысл, который Вы в них вложили. Прошлое важно потому, что в нем закладываются основы Вашего отношения к миру. Если эта система отношений осталась той же самой и не изменилась с опытом настоящего, то понимание прошлого может помочь Вам понять Ваши теперешние реакции.

Впрочем, если клиент чувствует, что прошлое не имеет никакого отношения к его нынешним проблемам, терапевт не должен настаивать на обсуждении только потому, что ему надо сделать все по правилам. Если обсуждение прошлого превращается в автоматическое упражнение, то это пустая трата времени и терапевтических ресурсов, которые можно обратить на более значимые факторы.

Молчание

Означает ли молчание во время психотерапевтической встречи то, что терапия зашла в тупик или молчание может быть полезным? Как и беседа, молчание может быть использовано конструктивно и деструктивно. Значимость молчания зависит от Ваших чувств во время него. Молчание может быть необходимо для того, чтобы что-то вспомнить. Молчание может последовать за «выбросом эмоций» для того, чтобы интегрировать их, «переварить». Терапевты обычно не прерывают периодов молчания, если они убеждены в том, что в это время Вы глубоко заглядываете в себя. Иногда психотерапевты просят клиента несколько минут помолчать, потому что слишком много разговора может быть той уловкой, когда время тратится на незначащую информацию. В потоке слов легко растворить возникающее чувство стыдливости. Если терапевт считает, что разговор для Вас является защитной реакцией, позволяющей скрыть свои подлинные чувства, он может попросить Вас немного помолчать, чтобы, собравшись с мыслями, Вы начали говорить о том, что действительно Вас беспокоит. Молчание может означать потерю контакта между Вами и терапевтом. Если Вам неуютно или Вы сердиты, то можете почувствовать нарастающее разочарование вследствие молчания терапевта. Часто клиент сидит и ждет, пока терапевт задаст ему вопрос или поинтересуется, что значит его молчание. Действительно, от терапевта зависит оценить качество и цель молчания. Однако если Вы перестали говорить вследствие того, что вам кажется, что терапевт вас не понимает, задача нарушить молчание ложится на Ваши плечи.

Фазы психотерапии

Типичный психотерапевтический процесс включает ряд стадий, которые отличаются различным фоном настроения клиента. В начале терапии, если Вы сделали хороший выбор, Вы почувствуете, как спало напряжение. Помимо того, что Вы почувствуете облегчение в том, что приняли решение и приступили к занятиям, велика вероятность, что Вы вскоре почувствуете быструю помощь в преодолении наиболее острых проблем, приведших Вас к специалисту. Однако по мере терапевтического процесса, Вы испытаете разочарование от того, что эффект не наступает так быстро, как Вам бы этого хотелось. Проблемы не разрешаются просто и легко, и Вам покажется, что терапевт недостаточно настойчив в своем внимании к конкретным трудностям Вашей жизни. Вам станет очевидно, что впереди большая и подчас скучная совместная работа. Вам даже может показаться, что Вы почувствовали себя хуже, чем до того, как приступили к терапии. Так будет происходить, когда перед Вами откроются проблемы, о которых Вы раньше не подозревали и теперь они могут вызвать паническую реакцию. Вы будете сомневаться в своей способности справиться с ними. Даже если у Вас не возникнет страха, у Вас исчезнут иллюзии. Сохранение статус кво Вашего прежнего устроения души станет для Вас невозможным, потому что Вы будете больше ожидать от себя и от жизни. Одним из самых трудных аспектов является принятие неустойчивого темпа процесса с его замедлениями, ускорениями, остановками. Даже добросовестная совместная работа будет отличаться непостоянством результатов. Вас может раздражать, что Вы вновь «прорабатываете» один и тот же материал, Вы можете устать от повторений. При этом помните, что часто самые большие прорывы вперед могут случаться именно тогда, когда Вы их меньше всего ожидаете.

Как запомнить свои мысли

Иногда клиенты в процессе терапии хотят рассказать обо всех своих мыслях, воспоминаниях, чувствах, но как только оказываются в кабинете, то сразу все забывают, кроме того, что о чем-то хотели рассказать. Так происходит, если внутри Вас существует «сопротивление» обсудить определенный материал на терапевтических встречах или если тревога вокруг этой мысли настолько велика, что «забивает» ее полностью. Наконец, Вы можете просто забыть, о чем хотели рассказать, так как были озабочены происходящим на работе, тем, что приготовить на ужин или необходимостью написать письмо. Текущие события могут действительно вытеснить из головы не очень давящие Вас проблемы познания себя. Существуют несколько простых способов удержать в голове все, что Вы хотели бы представить психотерапевту. Вы можете записывать приходящие в голову мысли в записную книжку или начать вести дневник. Дневник может существенно помочь Вам в процессе самоанализа, если Вы будете записывать свои мысли, переживания и чувства, а не перечислять события, происшедшие с Вами.

Получение советов

Клиенты часто недоумевают: уместно ли просить совета у психотерапевта относительно важных событий в жизни, например, стоит ли порывать отношения с бывшим другом, вступать ли в брак, устраиваться ли или увольняться с работы. Ведь многие из клиентов обратились к терапевту именно с тем, что им трудно принимать решения, так что соблазн спросить совета оказывается велик.

Иногда клиент хочет, чтобы психотерапевт принял решение за него. Тем самым, он избавляется от тревожных сомнений — ведь ответственность за последствия принимает психотерапевт. В таких ситуациях клиент не должен рассчитывать, что психотерапевт вправе принимать решения за кого бы то ни было. В реальности, клиент нуждается не в том, чтобы за него решили, но вдохновили и поддержали в его решимости принять ответственность за свой выбор. Только это и не больше этого примет на себя психотерапевт, хотя в его работу входит дальнейшая поддержка и укрепление клиента в его действиях.

Избегание вопросов

Часто клиенты хотят знать, что думает их терапевт по тому или иному вопросу или даже о его отношении к Вам. Многие психотерапевты избегают отвечать на подобные вопросы, несмотря на то, что они вписываются в последовательность психотерапии. Однако, будучи важными фигурами в жизни клиентов, надо полагать, что подобные вопросы имеют смысл. Вы можете задавать их, однако исследуйте причины, по которым Вы хотите сделать это. У Вас есть сомнения, и Вы нуждаетесь в ободрении? Вы боитесь, что терапевт осудит Ваши действия?

Обсуждение своей психотерапии с третьими лицами

Некоторые терапевты настаивают на том, чтобы клиент не разговаривал ни с кем о психотерапии, которую он проходит. За этим стоит идея, что не стоит «размывать» темы для дискуссий с другими людьми, тем самым ослабляя ресурсы для психотерапевтической работы. Психотерапия не может быть «кабинетным занятием» и если ВЫ можете получить пользу в познании себя, общаясь с другими людьми, Вам терапевт должен это поддержать. При этом Ваш психотерапевт должен быть в курсе того, что Вы говорите с другими относительно психотерапии. Это не значит, что терапевт посягает на Вашу свободу, однако он вправе знать о Ваших чувствах и отношениях к психотерапии. Если Вы на это не решаетесь — что-то не в порядке. Терапевт либо смущает Вас, либо Вы раздражены на него, может быть Вы хотите досадить ему тем, что не делитесь важными событиями в жизни. Словом, если Вы чувствуете, что Вам легче поговорить с другим человеком и промолчать с психотерапевтом, Вам следует задуматься о том, почему это происходит.

Чувства к терапевту

В процессе психотерапии Вы оказываетесь вовлеченными в тесные взаимоотношения с терапевтом, так что, скорее всего, Вы испытаете сильные чувства по отношению к нему. Эти чувства могут происходить как из самого психотерапевтического процесса, так и возникать вне зависимости от него. Признание и понимание их является ключевым моментом терапии.

Чем больше Вы настроены в соответствии со своими чувствами в процессе терапии, чем более оживленно проходят встречи, чем более Вы вовлечены эмоционально, тем эффективнее Вы и Ваш психотерапевт сможете подойти к пониманию Вас. В открытом эмоциональном взаимодействии между Вами и терапевтом, Вы научитесь большему, если не полному, пониманию себя, чем если бы Вы обсуждали Ваши чувства, связанные с другими ситуациями. Ваши отношения с другими все же вторичны в процессе терапии, а Ваш контакт с терапевтом является непосредственным и имеет потенциально высочайшую ценность. Терапевтические отношения построены таким образом, что в них Вам предоставляется помощь приблизиться к своим чувствам и выразить их. В отличие от других близких взаимоотношений, терапевтический процесс не основан на взаимности обязательств. Эмоциональные потребности клиента являются основным фокусом деятельности терапевта. Так рождается ситуация безопасности, где Вы не испытываете страха быть отвергнутым. Испытав гнев, Вы можете быть уверены, что терапевт не обратит на Вас такого же чувства. Испытывая нежность, Вы также должны быть убеждены в том, что терапевт не воспользуется этим чувством в своих интересах.

Если мы порой испытываем раздражение, неприязнь, непереносимость, связанную с событиями, людьми, а иногда и по отношению к себе, нет ничего невероятного в том, чтобы предположить, что Ваше отношение к психотерапевту с самого начала будет отрицательным. Если Вам кажется, что люди находят Вас неинтересным, то Вы будете искать признаки пренебрежения Вами на каждом шагу. Простой взгляд терапевта будет воспринят Вами так, словно терапевту заранее будет скучно все, что Вы ему скажете. Вы можете заметить зевок и сделаете вывод, что терапевт не испытывает ни малейшего интереса к Вам. Если Вы осознаете за собой эту особенность — настороженное чувство обиды из-за того, что Вами пренебрегают — то, скорее всего, психотерапевт здесь не при чем. Пока вы не выделите терапевта из круга других людей, относительно которых вам ясно, что они не интересуются Вами, Вы не сможете начать продуктивную работу. Если Вы не чувствуете в себе желания и сил глубоко вовлечься в психотерапевтический процесс по «проработке чувств переноса», если Ваши посещения специалиста, который раздражает Вас достаточно редки и Вы не возлагаете на них надежд, есть смысл прекратить их. Вы останетесь со своим «комплексом плохого отношения к Вам», пока не решитесь глубоко и ответственно исследовать его с помощью психотерапевта. Проведенные исследования самоотчета клиентов, которые посещали психотерапевтов, показали, что успех психотерапии не зависел от того, как они отнеслись к психотерапевту в начале процесса. Среди ответов были — «разочарование», «глубокая привязанность», «ярость» и «нейтральность». Таким образом, не существует «правильного» отношения к психотерапевту. Складывающиеся отношения зависят от Ваших чувств, от чувств терапевта к Вам и от того, какие цели Вы ставите. Интенсивные позитивные чувства по отношению к терапевту не являются гарантией хорошей терапии. Как позитивные, так и негативные чувства ограничивают вашу ясность восприятия мира и психотерапевта. Вам надо быть открытым перед психотерапевтом потому, что Вы решились изменить себя, а не потому, что выбрали именно этого специалиста. Быть искренним — это более позитивный опыт, чем робость или слезы, возникающие от нереалистичных ожиданий или от ненависти. Постарайтесь оценить Ваши терапевтические отношения, исходя из того, какой смысл они имеют для Вас, а не ориентируясь на впечатления Ваших друзей.

Чувства психотерапевта к Вам

Согласно традиционным школам, предполагается, что психотерапевт должен быть безличностным и анонимным. Причиной предосудительного отношения к терапевтам, позволяющим открывать личные чувства и информацию о себе, служит мнение, что чем меньше клиент знает о терапевте, тем больше терапевт сможет уловить искажения в восприятии клиентом терапевта, иными словами, каким бы содержимым не наполнял клиент форму терапевта, это будет ясно отражать чувства клиента. Многие терапевты пришли к пониманию того, что они не просто пустой экран или зеркало для клиента, но личность, которая даже сидя спокойно, испытывает чувства и желания. Терапевт не может избежать эмоциональной вовлеченности, он может только отрицать ее. В исследованиях было показано, что успешность психотерапии зависит от подлинности, теплоты и эмпатии психотерапевта и что трудно достичь психотерапевтических целей, оставаясь отдаленным и индифферентным. Опытные психотерапевты осознают свои чувства по отношению к клиентам, но удерживают их для того, чтобы не помешать психотерапевтическому процессу, незрелые психотерапевты либо отрицают эти чувства, либо полагают их впереди интересов клиента. Терапевтам свойственно реагировать на клиентов так, как они реагируют на остальных людей. Терапевты, которые вне работы отличаются терпением, с такой же терпеливостью будут относиться к своим клиентам. Неуверенные в себе терапевты будут насторожены и напряжены в ответ на любое изменение поведение клиента. Терапевты, чувствующие себя более комфортно с женщинами, будут легче работать с клиентами женского пола. Психотерапевты, преисполненные материнским чувством заботы предпочитают зависимых клиентов, а склонные к авторитарности терапевты — подчиняемых клиентов.

Нельзя ожидать того, что специалист, к которому Вы обратитесь, будет лишен личных пристрастий, но Вы можете надеяться, что он осознает в себе эти чувства, вместо того, чтобы отрицать их, и следит за тем, чтобы они оставались под контролем или выявились в психотерапии наиболее возможным позитивным образом. Терапевты могут испытывать неприязненные чувства по отношению к клиентам, которые они постараются удерживать недоступными для клиента. Терапевту, как и любому человеку, скорее понравится клиент, которому он нравится. Враждебность в клиенте вызывает тревогу и враждебность в психотерапевте, который тогда обнаруживает защитное поведение. Менее компетентные терапевты испытывают больше негативных реакций к клиентам, по сравнению с более опытными терапевтами. Терапевт менее эффективен, если проблемы его клиентов совпадают с его собственными. Чувства терапевта по отношению к клиентам сильно изменяются день ото дня. Исследования показывают, что если терапевт чувствует себя хорошо, он выказывает больше теплоты в своих отношениях с клиентами, он более искренен и более эффективен, чем если ему физически плохо, или он загружен личными проблемами.

Одним из наиболее проблематичных аспектов являются сексуальные чувства терапевта по отношению к своим клиентам. В своем стремление получить принятие и одобрение, клиенты могут быть сексуально соблазнительны. Иногда терапевты встречают клиентов, которые открыто хотят сексуального контакта, что является формой подтверждения того, что терапевт ими интересуется. Проблема усложняется тем, что большинство обращающихся за терапией имеют сексуальные трудности и стремятся от них избавиться. В этом случае фигура психотерапевта предстает комбинацией сексуального учителя и объекта для секса.

Вполне понятно, что интимная атмосфера уютного кабинета способствует развитию сексуального влечения между клиентом и терапевтом. Однако с того момента как возникли сексуальные отношения, закончились профессиональные. Несомненно, контакт с любящим сексуальным партнером может быть психотерапевтичным, но это не психотерапия. Если клиент и терапевт испытывают сильные взаимные чувства друг к другу, следует расторгнуть психотерапевтический контракт. Возможно, наиболее неприятным аспектом сексуальной связи психотерапевта и клиента является практика, когда клиент продолжает оплачивать «психотерапевтические встречи». В этом случае, каким бы профессионализмом ни отличался терапевт, его деятельность относится скорее к проституции, чем к психотерапии.

Сопротивление или несовместимость?

В тех случаях, когда психотерапия приносит свои плоды, у Вас возникает позитивное отношение к терапевту. Проблемы исчезают, и Вы чувствуете, что возросли в понимании себя, став умнее и сильнее. Негативные чувства могут возникать не только, когда незаметно эффекта от психотерапии, но и, парадоксальным образом, когда очевидно, что терапия действует. При этом Вы сталкиваетесь с неприятными аспектами, до тех пор притаившимися в глубине Вашей личности. Вы понимаете, что Вам предстоит измениться, отбросить прежний стиль жизни, даже если с ним было связано много страданий. При этом Вы испытываете тревогу, теряя привычное, и боитесь встретиться с неизвестным. Когда психотерапия приводит Вас к этим выводам, у Вас возникает желание бежать. Порой сама мысль о необходимости перемен трудна для принятия. Тогда Вы начинаете противодействовать психотерапии. Это блокирование терапевтических открытий получило название — «сопротивление». В процессе успешной психотерапии не избежать периодов сопротивления. Само сопротивление является признаком того, что Вы находитесь на пороге чего-то важного. Чувства, связанные с сопротивлением являются тягостными как для клиента, так и для терапевта. Клиент может почувствовать себя виноватым, а терапевт — не оправдавшим надежд. Учитывая возможность возникновения подобных чувств в психотерапевтическом процессе, важно определить, что является источником этих чувств.

Учитывая, что вопрос сопротивления является одним из основных в психотерапевтическом процессе, Вы сможете попытаться определить, являются ли Ваши негативные чувства сопротивлением или они обусловлены неудачной тактикой терапевта по следующим признакам.

Признаки сопротивления:

- Когда терапевтический процесс протекает успешно, но внезапно Вам становится трудно и неприятно посещать встречи.

- Когда Вы попробовали начинать курсы терапии с несколькими специалистами и заканчивали их, сталкиваясь с одними и теми же проблемами.

- Когда Ваше разочарование в психотерапевте похоже на разочарование другими значимыми личностями в Вашей жизни.

- Когда внезапно меняется Ваше отношение к терапии — она начинает казаться слишком дорогостоящей или неэффективной.

- Когда поглощенность другими занятиями приводит к тому, что Вы отменяете или забываете о Ваших встречах с психотерапевтом.

- Когда Вам не хочется рассказывать терапевту о важных событиях в Вашей жизни.

- Когда без всяких причин Вы начинаете думать о том, чтобы скорее закончить терапию, прежде чем это было обусловлено соглашением.

Признаки несовместимости

В то время как терапевтам свойственно думать, что все негативные чувства клиента связаны только с сопротивлением, будет полезно, чтобы у Вас имелись некоторые основные ориентиры для того, чтобы предполагать, что именно позиция психотерапевта сделала Вас несчастным в процессе терапии . Ниже приведены типичные ситуации, в которых вина за неудачу психотерапевтических отношений относится скорее к психотерапевту, нежели к вам.

- Оказывается, что Ваш психотерапевт непригоден для Вас. Он слишком монотонен и закрыт. В его поведении становятся видны претензии на значительность, он говорит много незнакомых Вам слов или похваляется, что среди его клиентов много известных людей.

- Возникает конфликт убеждений. Взаимное уважение к этическим нормам и стилю жизни является необходимым условием для продуктивного общения. Возможно, терапевт придерживается в жизни убеждений в первенстве мужского пола. Возможно, он воспринимает Ваши политические взгляды как пережиток подросткового протеста. Возможно, он слишком быстро и во всем соглашается с Вами, словно у него нет собственных принципов.

- Вы чувствуете, что Ваш терапевт, словно «холодная рыба». Вы не получаете тепла и внимания, необходимых для Вашего внутреннего роста. Хотя целью психотерапии и не является обзавестись новым другом, поддерживающая и заботливая атмосфера позволит Вам быстрее мобилизовать собственные ресурсы. Терапевт может объяснять свою неспособность чувствовать Вас профессиональной обязанностью дистанцирования. Однако такое отдаление служит скорее его обороне, а не Вашим интересам.

- Когда Ваш психотерапевт — «звезда». Действительно восхитительно находиться в его обществе, когда он неподражаем, искрится и поражает обаянием. Такой магнетизм приводит к тому, что Вы наслаждаетесь его вниманием к Вам. С таким харизматическим терапевтом легко начинать, затем это начинает Вас утомлять. Посвящение себя психотерапевту означает отказ от поиска сил и ресурсов внутри собственной личности.

- Когда Ваш психотерапевт «зависает» над несущественными подробностями. Он начинает копаться в Ваших детских воспоминаниях или снах. Это абсолютно идет вразрез с проблемами, которые серьезно беспокоят Вас в настоящее время. Он может расспрашивать о деталях вечера в ресторане, или обсуждать кинофильм, или интересоваться Вашими знакомыми. Целью подобных расспросов может быть либо подтверждение его теории о Вашем состоянии или сбор материала для сплетни.

- Если Ваш психотерапевт «вешается» на Вас. Вы можете почувствовать, что интересуете его сексуально больше, чем в качестве клиента. Вы можете уловить ревность, когда рассказываете о других своих знакомых. Он постоянно настаивает на продолжении терапии.

- Когда Вы чувствуете, что превращаетесь в глину, из которой терапевт старается слепить то, что ему по вкусу. Несмотря на то, что предписания терапевта Вам не нравятся, он настаивает на буквальном выполнении их. Терапевты часто думают, что они знают лучше и их задача — довести это до Вашего сведения. Любое проявление самостоятельности будет воспринято им как «сопротивление». Так происходит подавление Вашей независимости.

- Когда Ваш психотерапевт  невнимателен к Вам, «зациклен на себе», и эгоистичен. Многих клиентов могут раздражать те или иные привычки психотерапевта, однако постоянное повторение следующего должно насторожить Вас: терапевт укорачивает время Ваших встреч, распечатывает письма в Вашем присутствии, отказывается отвечать Вам по телефону, не проявляет гибкости в обсуждении оплаты пропущенных встреч, не желает учитывать серьезные обстоятельства, происходящие с Вами. Помните, что Вы имеете право на уважение и вежливость, независимо от продолжительности Вашей терапии.

 - Когда терапевт отказывается обсуждать Ваши сомнения. Показанием того, что терапия неэффективна, является отказ терапевта говорить о Ваших впечатлениях о терапии. Некоторые терапевты могут разрешить Вам высказаться, а затем станут защищаться или обвинять Вас. Возможно, в порыве обвинения, терапевт скажет «Если вам не нравится здесь, идите прочь». Если такое произойдет, этот совет психотерапевта будет лучшим из всего, что он говорил Вам ранее.

Итак, Вы и только Вы решаете, совместимы ли Вы с Вашим психотерапевтом. Не бойтесь прислушаться к собственным чувствам и довериться своему суждению: если Вам кажется, что что-то не в порядке, скорее всего Вы правы.

по материалам  сайта   www.olegwitte.ru/Статьи/Обновления.aspx

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>